Можно ли в беларуси искать металлоискателем

Можно ли в беларуси искать металлоискателем

Можно ли в беларуси искать металлоискателем

Указа №485 это все вещи моложе 18.03.

1896 года, а соответственно не будут археологическими артефактами предметы периода, например, первой мировой войны; — объекты, сохранившиеся не в культурном слое, и не на дне природных и искусственных водоемов, а передаваемые, например, из рук в руки от деда к внуку, кроме того формально не будут подпадать под действие Указа №485 клады замурованные в стенах, объекты обнаруженные в подвалах и на чердаках в том числе и заброженных зданий; — не имеют исторического, художественного, научного или иного культурного значения, не могут соответствовать критериям для придания статуса историко-культурной ценности, установленным законодательством об охране историко-культурного наследия (на этом признаке археологических артефактов ниже мы остановимся подробнее); — на момент обнаружения имеют собственника.

Mst systems

Внимание Если в течение шести месяцев с момента заявления о находке в орган внутренних дел или орган местного управления и самоуправления (пункт 2 статьи 228) лицо, управомоченное на получение утерянной вещи, не будет установлено и не заявит о своем праве на вещь нашедшему ее лицу, либо в орган внутренних дел, либо орган местного управления и самоуправления, нашедший вещь приобретает право собственности на нее.2. Если нашедший вещь откажется от приобретения ее в собственность, найденная вещь поступает в коммунальную собственность. Статья 230. Возмещение расходов, связанных с находкой, и вознаграждение нашедшему вещь 1.

Но классные находки, уверен, у меня впереди. Разное бывало. Один раз с отцом на Брилевском поле обнаружили останки солдата времен войны 1812 года, вызвали милицию, его перезахоронили. Знаю, что многие просто проходят мимо, не хотят связываться, чтобы не было проблем.
Не понимаю я этого, не по-людски. Да, и я бы первым делом заставил копателей убирать за собой, самая популярная моя находка – это «алкоталеры» и бутылки, серьезно. Почти все проходят мимо, а я всегда любой металл забираю. Земля за заботу всегда отплатит. Вот смотри, килограмм стекла стоит 10 копеек, металлолома – 15.

Бывает, выедешь на полянку, ищешь себе, попутно собирая мусор. За час-два наберешь его полную машину, потом сдашь — 10-15 долларов и заработал. На природе, физкультура, опять-таки доброе дело сделал.

Красота! фотографии прокручиваются по горизонтали. — Ну, хорошо, не ты.

Прокат zivert.by

” Если коротко, то Указ запрещает поиск археологических объектов и артефактов без получения соответствующего разрешения.

Например, выбывшие из владения собственника против его воли раритеты могут быть спрятаны на дне реки, но археологическими артефактами по букве Указа №485 не становятся.

Второе ключевое понятие Указа №485 «поиск археологических объектов и археологических артефактов» — это «визуальное или с использованием металлоискателей, георадаров, других технических средств и инструментов обследование поверхности земли и (или) дна природных и искусственных водоемов с осуществлением земляных работ или без осуществления, в ходе которого проводятся полный или частичный сбор i выемка движимых материальных объектов, обладающих признаками археологических артефактов». Например, сбор ценных монет на берегах водоемов после паводка по смыслу Указа №485 к поиску относится, а обследование подвала дома 1900 года постройки нет.

Черным копателям в беларуси грозит штраф до 50 базовых

Но все равно, не так надо «запрещать». Соглашусь, что любители мешают ученым, Им просто не хватает знаний, понимания, как работать с артефактами, но им интересна история.

Почему бы не сделать этот вид деятельности лицензионным? Хочешь ходить с металлоискателем, будь добр, пройди курсы, сдай экзамен, получи официальное разрешение. Все что нашел, сначала приносишь в музей.

Если вещь интересная и представляет историческую ценность, то у тебя ее после оценки выкупают по коммерческой цене, если нет – делай, что хочешь.
Так будет правильнее, чем просто запрещать, и уверен, что многие крутые вещи останутся в стране, а не за треть стоимости уедут в Россию.

Знаю случаи, когда москали забирали находки за 15-20 часов. — Сам-то что находил? — Да, всего помаленечку находил, я же более 20 лет копаю, сейчас, правда, намного меньше этим занимаюсь: семья, работа.

Он касается не только профессиональных черных копателей, но и обладателей случайных находок, например в огороде.

Со своей стороны поисковики-любители просили пересмотреть данный указ, считали его недоработанным и сырым и были уверены, что он ставит крест на частных коллекциях.

По их мнению, нельзя поисковиков-любителей приравнивать к черным копателям, которые ищут артефакты на курганах, археологических памятниках, местах, связанных с войной, достают оружие и снаряды, извлекают тол и продают его.

При этом поисковики-любители ищут старинные монеты на распаханном поле. Тем временем заниматься археологическими раскопками в Беларуси можно только с разрешения Национальной академии наук. Случайные находки нужно передать в госсобственность. В России черных копателей могут привлечь к уголовной ответственности.

Важно А десять лет назад он купил металлодетектор, чтобы искать свидетельства ушедших эпох – монетки, пуговицы с военной формы, фрагменты украшений. Впрочем, сейчас высокотехничный прибор все чаще стоит без дела. По новому кодексу, чтобы получить добро на поиск, нужно иметь историческое образование и разрешение Академии наук.
Игорь считает: – Такие, как я, никакого вреда не приносят. Обычное место поиска – простое пахотное поле. «Прочесываем» его с металлодетектором. Если зазвонил – можем копнуть на штык лопаты. Не думаю, что здесь идет речь о нарушении культурного слоя, тем более рядом ездит трактор и пашет плугом. К черным копателям, которые орудуют даже на кладбищах и у братских могил, такие, как я, лю­бители приборного поиска, отношения не имеют.

Что люди находили, уверен, что информация есть. Какой у копателей заработок? — Сейчас найти девственное место – нереально. Думаю, что 90-процентов кладов уже выбито. Знаю, что в «золотые» времена серьезные копатели зарабатывали более 10.

000 долларов в месяц, а если находили что-то по-настоящему интересное, то и значительно больше.

Давно это было, сам не видел, но ребята рассказывали, что мужик нашел перстень где-то 10-12 века, на нем изображение «Вознесение Александра Македонского».

Так этот «болтик» моментально ушел за полмиллиона долларов. Да, что далеко ходить, на том же Брилевском поле в 2004 году был найден крупнейший в Восточной Европе клад по раннему Средневековью – меч, набор гирек и около 240 дирхем. Несколько монет были уникальными. По 2-3 экземпляра во всем мире сохранились.

Сам такую точно не продашь. Поэтому и говорю, что было бы правильно лицензировать вид деятельности.

Он был учителем и сам спаял по каким-то схемам первый металлодетектор. Легенды об его находках ходят до сих пор. Я в свой первый раз нашел «катькин пятак», здоровая такая монета. Ну, и моя жизнь поменялась… фотографии прокручиваются по горизонтали.

— Много людей занимаются копательством, что изменилось с выходом Указа Президента? — Знаешь, я в свое время приобрел офигительно дорогой и очень крутой прибор, стоил 1000 евро. Это было довольно давно, отбился он быстро.

Сейчас простая «аська» (популярный металлоискатель «Garrett ACE 250») в Польше стоит 50 баксов, то есть планка финансового входа серьезно упала. По-моему, наоборот за последние пару лет любителей предметного поиска стало только больше.

В одном Борисове около 1000 человек этим занимаются, а в Миске, по моим прикидкам, более 30.000. Пока что я не слышал, чтобы возникали серьезные проблемы с государством.

Источник: http://pbcns.ru/mozhno-li-v-belarusi-iskat-metalloiskatelem/

Человек с лопатой и металлоискателем, или Один день в поисках сокровищ

Можно ли в беларуси искать металлоискателем

Кто из нас хоть раз не слышал о «черных копателях»? Вооружившись металлодетекторами, в простонародье — миноискателями, алчные и беспринципные, они разоряют курганы и селища, наживают миллионные барыши на перепродаже антиквариата и оружия, при этом лицемерно прикрываясь благородным титулом черных археологов.

Это настоящая эпидемия, которая не знает границ: буквально накануне Дня Победы чернокопатели осквернили мемориал жертвам Великой Отечественной войны под Санкт-Петербургом и разграбили курганы на окраине Донецка, сообщает «Вечерний Гродно».

Отправиться на поиски несметных сокровищ заставила вовсе не жажда наживы. И даже не безвыходное материальное положение.

По правде сказать, в этот раз собственно древности меня совершенно не интересовали.  Захотелось вблизи присмотреться к тем, кто давно уже стал частью фольклора.

Я искал человека с лопатой и металлоискателем. И вот теперь мы шагали рядом в направлении ближайшего городского поля.

Найти клад — все равно что сорвать бинго в Лас-Вегасе

— Чернокопатели… — начал было я разговор, но меня тут же поправили.

— Я не чернокопатель, а копарь, то есть человек, хобби которого приборный поиск. Уважающий себя и свое увлечение копарь никогда не станет раскапывать археологические объекты — курганы, поселища, городища, к тому же обозначенные.

Тем более заниматься поиском оружия и взрывоопасных предметов. Относительный синоним может быть кладоискатель, или «скарбашукальнік». Правда, найти клад — это  все равно что сорвать бинго в казино Лас-Вегаса.

 «Черным археологом» быть также не согласен.

— Безусловно, — объяснял он, собирая прибор, — черные археологи существуют, но, думаю, вести борьбу с ними нужно совместными усилиями нормальных копарей и контролирующих органов.  Равно как и с теми, кто «копает по войне».

Отдельную группу составляют «коммерцы», занимающиеся «промышленными разработками» металломусора с полей и лесов и собирающие черный и цветной лом.

Можно выделить «пляжников» — ходят по пляжам по окончании сезона и ищут ценные «потеряшки» отдыхающих.

Мой знакомый специализируется на «копе по старине» и в основном ходит «по распашке» — перепаханному полю.

— Реже копаю на луговине: некомфортно из-за дерна и буйной растительности, и тем более по лесам.

Как правило, место поиска определяем по старым планам вроде карт Шуберта, которые в середине девятнадцатого века были составлены для российского генштаба. Ориентируемся прежде всего на корчмы, господские дома, хутора, застенки и осады.

  Карты, имеющиеся в распоряжении копаря,  обычно привязаны к GPS с погрешностью до двадцати метров и на рынке стоят от пяти у.е. за лист.

— Сколько людей занимаются подобным хобби?

— В Гродно металлодетекторы имеют несколько сотен, но постоянно ходят в разы меньше. Есть среди них и женщины.

Средний возраст — около сорока, причем люди это далеко не бедные, ведь наличие своего транспорта составляет одно из условий успешного поиска. Обычно они без исторического образования, хотя попадаются и настоящие эксперты.

В интернете мне повстречался копарь из Борисова, настоящий спец по наполеоновской эпохе. Не каждый профессиональный археолог может похвастать таким запалом к работе.

Самые богатые на находки места давно «выбиты»

Место поиска разочаровало. Перепаханное, но еще не засеянное поле на опушке заваленной бытовыми отходами рощицы. За спиной над холмами торчат высотки новостроек. Я, по крайней мере, предлагал отправиться под Белые Болота на поиски военных лагерей российской армии времен семилетней войны.

Здесь же меньше всего было похоже на «битое место», куда стремятся искатели с металлодетекторами наперевес.—  Вся проблема в том, что, как говорится, «завоз был один раз», — замечает мое недоумение копарь. — Самые богатые на находки уголки давно уже «выбиты», и там все хожено-перехожено.

Ехать наугад, не зная точных координат поиска, дело почти безнадежное. К тому же мы опоздали, и большинство полей в окрестностях Гродно уже засеяно. «Поднять» что-то стоящее в этот раз вряд ли удастся.

Правда, на такой случай есть несколько «прикормленных» мест, где всегда найдется несколько приятных безделушек.

— Любой металлодетектор, именуемый в простонародье «прибор», построен по одному принципу действия, — продолжает ликбез мой наставник, одновременно что-то настраивая. — Важна не глубина обнаружения, а дискриминация — различение цели.

Пользуясь более-менее простым прибором, копаешь все цветные сигналы и сомнительные «черные», «выскакивающие» в цвет. Более качественные позволяют отсекать ненужные объекты — пробки, гильзы, обломки цветмета. Однако не сильно.

Глубина уверенного обнаружения даже самого продвинутого прибора составляет не более штыка лопаты. Глубже цели уже размываются и имеют неверные значения.

Наиболее популярным считается  Garret Ace 250. Как правило,  берут его начинающие кладоискатели, так называемые «асечники».

Более продвинутые копари используют «евроасю» (Garret Ace 350) или «Гаретт-прошку» (Garret AT Pro), который оптимален для «пляжников», так как допускает погружение в воду.

  К профессиональным можно отнести металлодетекторы австралийской фирмы Minelab, американской Fisher и  французской XP. Элитные  «XP Деус» и «Е-Трак» стоят от тысячи трехсот долларов и выше.

— Но каким бы навороченным ни был металлодетектор, всегда нужно помнить, что ищет не прибор, а человек, — подытожил мой спутник.

Ямки за собой нужно закопать

Еще одним обязательным элементом снаряжения является лопата. Можно обходиться и обычной саперной лопаткой, но легендарным орудием профессионального копаря является фискарь, так как он наиболее эргономичен и удобен. Стоит около сорока долларов, причем гродненские копари отдают предпочтение привезенным исключительно из Польши, так как остальные, то есть реплики, — барахло.

— Есть чудное сленговое выражение, — улыбается собеседник, — «получить фискаря в зад», то есть «наказать» копаря, сделавшего что-то неправильно. Например, того, кто не закапывает за собой ямки.
И тут в моем лексиконе появилось еще одно новое слово — «хабар», то есть артефакты, имеющие то или иное значение, собственно, ради чего мы и пришли.

Более 90 процентов находок — «шмурдяк»

Первое время пристально всматриваюсь под ноги, стараясь «поднять глазами», то есть увидеть находку без прибора. Но скоро оставляю эту безнадежную затею и уже, не отрываясь, наблюдаю за технологией поиска настоящего копаря. Без спешки, словно прогуливаясь, тот шагает с металлодетектором наперевес.

Прибор свистит и потрескивает. Время от времени, когда звуки набирают необходимую высоту, мы останавливаемся, чтобы проверить фискарем податливый грунт.

Спрессованные комья  земли подносятся к прибору, пока вдруг, словно по волшебству, из ниоткуда на ладони оказывается странный металлический предмет неопределенной формы и непонятного назначения.

— Что это? — с нескрываемым любопытством рассматриваю нашу первую находку.
В отличие от меня копарь выглядит совершенно невозмутимым.

— Шмурдяк, — поясняет он. — Антитеза хабару. Их еще называем «жужжалки», «какалики», «паламачки». Словом, непонятные вещи, потерявшие свою форму из-за коррозии. Редко имеют некую прикладную ценность.

Попросту говоря, металломусор: пробки, проволока, гильзы, обломки невесть чего. При любом копе шмурдяк составляет более девяноста процентов находок. Оставшиеся десять — это монеты-какалики.

Определить номинал и происхождение их не представляется возможным.

Обычно встречающиеся монеты можно разделить на несколько категорий: «монеты по ВКЛ», к которым принято относить все монеты до раздела Речи, а также «пруссов», «шведов» и прочих, «империя», польские межвоенного периода и «советы».

Правда, в каждой категории есть подлинные раритеты, стоящие не одну сотню долларов. Самая же частая находка в пределах Гродненщины, да и в целом по Беларуси, — это «боратина» или, как ее еще называют, «королева полей».

Как правило,  выкапывается в ужасном «сохране», на сотню приходится не более одной-двух приличных монет. Но и в приличном состоянии стоят не более трех тысяч рублей.

Отдельно идут «пуги», то есть пуговицы. Самые ценные и интересные —  пуговицы Великой армии Наполеона и «ливрейки» (со шляхетскими гербами), которые могут стоить от двадцати у.е. до…

Еще меньше — разнообразные печати, значки, жетоны, нательные крестики, кокарды, кольца, сигнеты.
И только менее одного процента находок составляют артефакты, представляющие археологический интерес, например, зооморфные амулеты — «коники-рысики» или фибулы.

Тут я не выдержал и позволил себе высказать сомнение, что найти подобный амулет вне археологического памятника почти нереально. Конечно, теоретически возможно.

Мне самому с другом довелось несколько лет назад во время реконструкции Советской площади на газоне в центре Гродно найти бронзовую фибулу! И все же куда правдоподобней выглядит версия, что счастливый обладатель редкого артефакта накануне, вопреки всем писаным и неписаным кодексам, рылся в кургане.

И мы снова вернулись к тому, с чего начинали разговор, — к борьбе с чернокопателями и как их отличить от настоящего копаря…

Памятники ждут списания

Правдой, однако, является и  то, что в Гродненской области из более чем шестидесяти памятников археологии, которые ждут списания, то есть уже не существуют, ни один официально не был уничтожен копарями.

Их  либо перепахали местные колхозы, либо не могут отыскать сами археологи, которых на все не хватает. Да и неинтересны им эти хабары и шмурдяки. К тому же металлические изделия не вечны. Они окисляются, разрушаются и исчезают.

Тут впору не запрещать, а учить грамотно искать, прививая элементарные понятия и поднимая общий уровень культуры, легализовать то, что уже найдено, пока сборы не перекочевали за границу! При этом у государства должен быть приоритет на приобретение наиболее интересных находок.

Хотя, конечно, идеального выхода, который позволил бы нам уже сейчас разрешить сложившуюся ситуацию, нет. Поэтому тем более нельзя вешать ярлыки и стричь всех под одну гребенку.

…Без привычки меня хватило всего на три часа прогулки, из которых собственно поиском занимались чуть больше половины этого времени. Нам попались польских два гроша, «убитая» боротынка, гильза, жестянка от довоенных консервов и жменя шмурдяка.

Уже на обратной дороге, почти под самым городом, мой спутник показал на поле. Вначале я ничего не заметил, но, чуть присмотревшись, различил четыре фигуры, которые медленно перемещались по пашне недалеко друг от друга и что-то искали…

Талисман

У копарей есть свои талисманы и приметы. Для моего знакомого это ключи. Попадаются они  не часто, но это своего рода символ — значит, найдешь и откроешь дверь в какое-то другое измерение. Изредка встречаются очень любопытные.

Неписаный кодекс копаря

  • Архобъекты  — не копать! Чем дальше от них — тем лучше.
  • По посевам не ходить и тем более — не копать!
  • Все ямки за собой засыпать!
  • Весь мусор с полей выносить! (Во-первых, вредит сельхозрастениям, но самое главное — чем меньше мусора на поле, тем меньше погрешность прибора при копе.)
  • Нашел ВОП (взрывоопасный предмет) — немедленно сообщи в милицию и ожидай приезда группы разминирования.

Пример копарьского сленга

Вчера поехали на коп — по битым местам, но они хоть и битые, а шмурдяка с какаликами накопались! Даже гривенник Катьки подняли — рядом с чьей-то ямкой! Пуга в хорошем сохране по францам выскочила и пару орляночек хороших.

Перевод: Вчера ездили на старые, часто посещаемые места, но, несмотря ни на что, всякого забавного нашли. Даже гривенник времен Екатерины попался там, где кто-то уже копал. Да еще пуговицы: хорошо сохранившаяся  наполеоновской армии и гербовые российские.

Кстати

Споры вокруг металлоискателя

В июле прошлого года правительство Беларуси приняло постановление о дополнительных мерах по охране памятников истории и археологии, после чего среди белорусских копателей всерьез заговорили о запрете на металлоискатели. Но обошлось. Фактически речь только шла об уточнении понятия «археологический объект».

И все же часть археологов, среди которых особенно непримиримую позицию по отношению ко всем владельцам приборов занимает доктор исторических наук из Могилева Игорь Александрович Марзалюк, настроены решительно.

И с ними сложно не согласиться. Ведь Могилевщина, Гомельщина, Подвинье, белорусское Полесье — наиболее богатые археологическими памятниками районы — выдерживают настоящее нашествие.

Причем в разграблении участвуют не только приезжие бригады, но прежде всего свои!

Археологов поддерживают силовики, которые обеспокоены нелегальным рынком оружия. Тем более что есть примеры соседей, где запрещают не только металлоискатели, но даже частные археологические коллекции. В Польше прибор можно свободно купить, но вот чтобы выйти с ним в поле, нужно разрешение специалиста. Сейчас идет обсуждение проекта соответствующего закона в России.

Андрей ЧЕРНЯКЕВИЧ

Подписывайтесь на TIO.BY в Telegram и Yandex Zen

Источник: https://www.tio.by/info/novosti/21504/

Кладоискательство в России и Белоруссии

Можно ли в беларуси искать металлоискателем

Кладоискательство – очень интересное и увлекательное хобби. Это непередаваемые ощущения, когда ты находишь что-то, хоть немножко ценное, хоть и монетку столетней давности при помощи металлоискателя.

Распространение получило это хобби и на территории стран СНГ. Множество людей объединяются в сообщества или поодиночке отправляются на поиск различных предметов, которые могут представлять определенную ценность с верным помощником металлоискателем.

 Юридический аспект кладоискательства. Россия

 Дело это интересное, однако, не стоит забывать о такой важной вещи, как юридический аспект кладоискательства, ведь, не зная законов, можно достаточно сильно подпортить свою жизнь. Поэтому прежде чем приступить к поискам с металлоискателем, следует тщательно изучить, что же гласит закон той страны, в которой вы планируете совершать поиски.

Что касается России, еще в 2013 году правила использования металлоискателей на территории страны ужесточились по сравнению с тем, как это было раньше. Это связанно с внесением поправок в Федеральный закон страны под номером 243, а  вернее – во вторую ее часть.

Итак, начиная с 2013 года, в России существует запрет на поиск без разрешения соответствующих органов, и тем более изъятие различных объектов, представляющих археологическую или культурно-историческую ценность из мест своего залегания, особенно если при этом повреждается или, тем более, уничтожается, культурный слой. За это грозит большое денежное наказание – 500 тыс. рублей, или же заработная плата осужденного за период в 18 месяцев, исправительные работы или арест на два года.

Если же при этом то же самое произошло на территории месторасположения культурного наследия, которая включена в особый государственный реестр, то есть, закон был нарушен на территории культурного или исторического  памятника, то наказание будет несколько жестче. От нарушителя потребуют 700 тыс. рублей или же заработную плату за 2 года, или же арестуют на 4 года.

И самое неприятное – в поправке к закону уточняется, что за нарушение закона с использованием своего личного служебного положения, или будучи членом организованной группы, или используя при этом технические средства, наложенный на осужденного штраф может достигать 1 млн. рублей или же заработной платы за 5 лет, исправительными работами, арестом или увольнением с должности. Под техническим средством имеются в виду в том числе и металлодетекторы – в этом и заключается самый неприятный момент для любителей этого дела.

Также приводится уточнение: культурный слой – это подземный или подводный слой, который содержит следы жизнедеятельности человека старше, чем 100 лет.

 

Металлоискатель Clone PI-AVR

Краткое описание:

  • Различает металлы: Да
  • Баланс грунта: есть
  • Глубина: ~ 1,9 м
  • Электропитание: литий-ионный аккумулятор
  • Вес детектора: 1.1 кг

  Более подробную информацию смотрите на сайте:

Металлоискатель Clone PI-AVR

Металлоискатель КВАЗАР ARМ

Краткое описание:

  • Различает металлы: Да
  • Катушка: 8-17 кГц, ДД25-28см
  • Электропитание: аккумулятор 2400
  • Глубина: ~ 2 м
  • Вес детектора: 1.3 кг

Более подробную информацию смотрите на сайте:

Металлоискатель КВАЗАР ARМ

 Металлоискатель  Пират TL

Краткое описание:

  • Различает металлы: нет
  • Катушка: водонепроницаемая
  • Электропитание: батарейка Крона 9V,
  • Глубина: до 2 м

Более подробную информацию смотрите на сайте:

Металлоискатель  Пират TL

Мы предложили вашему вниамнию несколько популярных моделей металлоискателей, которые будут популярны как любителям ,так и прфессионалам.

Где разрешено искать

Но не стоит заранее расстраиваться, ведь все не настолько страшно, как кажется на самом деле. Грубо говоря, запрещено искать клад с металлоискателем и извлекать археологические ценности  в тех местах, которые представляют ценность для археологов.

Если вы хотите провести поиски с металлодетектором, то без проблем сможете это сделать на своей частной территории или частной территории своего знакомого в случае предварительного согласования с ним.

Конечно, рассчитывать на крупный улов не стоит, ведь при изъятии археологической ценности даже со своего огорода искатель попадает под статью, но если вас увлекает сам процесс поиска, то никакого вреда лично вам этот закон не принесет.

Кроме того, совершенно размытой является формулировка «археологическая ценность» – юристам еще придется доказать и провести большое количество экспертиз, чтобы доказать, что была изъята именно археологическая ценность. 

Юридический аспект кладоискательства. Белоруссия

Намного хуже ситуация обстоит в другой стране постсоветского пространства – в Беларуси. Согласно Гражданскому кодексу Республики Беларусь, клад – это сокрытые в земле или другим способом ценности или деньги, которые не имеют владельца, либо же предыдущий владелец потерял на них право собственности.

https://www.youtube.com/watch?v=4JGzbhI8gFM

До недавних пор закон о кладах в Беларуси мало чем отличался от него же в Украине – нашедший и владелец территории, где был обнаружен объект, в равных долях имели право собственности на этот объект, а культурные ценности должны быть переданными во владение государства. О находке следует сообщить в соответствующие органы в срок до двух дней, иначе клад будет считаться присвоенным.

К примеру, за незаконное присвоение культурных ценностей еще в 2007 году были задержаны безработные жители Полоцка, которые незаконно проводили раскопки при помощи металлоискателя, и, найдя множество ценных монет, украшений и других подобных вещей, не обратились в соответствующие органы.

Однако в декабре 2015 года был принят проект кодекса «О культуре», который  полностью запрещает использование металлоискателей для поиска археологических объектов. Единственное исключение – это разрешение Белорусской Академии наук, которая должна выдать свидетельство. Иными словами, проводить поиск кладов с металлоискателем без разрешения – запрещено.

Конечно, эта часть кодекса должна обезопасить государство от деятельности так называемых «черных археологов». Но при этом пострадают многие жители страны – например, владельцы магазинов, занимающихся распространением и продажей металлоискателей.

Кроме того, любители кладоискательства при помощи металлодетекторов считают, что запрещать поиск на частной территории (например, на своем личном огороде или дачном участке) – несправедливо.

Ведь одно дело – мародерствовать, разворовывая курганы и иные культурно-исторические территории, а другое дело – заниматься поиском на уровне любителя на нейтральных территориях.

Но и здесь есть свои примечания. В указе Президента Республики четко определяется, что запрещен поиск и присвоение археологических объектов и артефактов, а таковыми являются те, которые имеют возраст больше 120 лет.

Иными словами, всякие современные цепочки, кольца, монетки не находятся вне закона, а все, что старше 120 лет, присваивать нельзя ни в коем случае.

Это, конечно, не смягчает неприятного осадка любителей поиска кладов с металлоискателями в Беларуси – все-таки, новый кодекс «О культуре» значительно ужесточает условия любителям этого увлекательного дела.

Источник: https://delovera.com/useful_information/11.html

Голос закона
Добавить комментарий